Анонс Сокровища Аваддона

Дорогие читатели!

По роду своей деятельности ваш покорный слуга в течение долгих лет колесил в разъездах, имея попутчиками самых разнообразных по социальному положению, образованию, культуре, вероисповеданию и пр., людей. А как известно, «когда больше нечего пить», то «тянет поговорить». Раз за разом беседы склонялись к обсуждению вопросов религии, веры, «недоказуемости Бога» и т. п. Ближе к окончанию общения с попутчиками я всегда задавал им один и тот же вопрос, говоря: всё так, но хотелось ли бы вам получить, иметь доказательства? И неизменно слышал в ответ: да, очень хотелось бы...
Так отвечали мужчины и женщины, верующие и неверующие.

Свой, подобный «социальный опрос» может провести каждый желающий. Но огромная жажда «доказательств» и без этого очевидна, если судить по тому резонансу, который возникает в обществе всякий раз при появлении каких-то обещающих артефактов или документов. Увы, заканчивается всё разочарованием – ни сама Библия, ни христианские Апокрифы, ни найденные в 1947 году Кумранские рукописи, а в 1978 году Евангелие от Иуды, ни «Священная загадка» Генри Линкольна, ни «Библейский код» Майкла Дрознина, ни «В поисках исторического Иисуса» Фиды Хасснайна, ни прочее, прочее – ничто не смогло поколебать твердыню скепсиса по поводу возможности существования каких-то неопровержимых, безусловных свидетельств «существования Бога».

И если бы сегодня кто-то заявил о том, что нашёл такое свидетельство, его бы посчитали, в лучшем случае, заблудшим дилетантом, в худшем – объявили бы авантюристом, а то и сумасшедшим.
В особенности, если этот «кто-то» – «некто по имени никто».

Ещё полтора столетия назад Элифас Леви отметил характерную для его эпохи, и нисколько не изменившуюся с тех пор, особенность общественного сознания: «В наше время никто не станет слушать самое возвышенное слово, если оно не имеет гарантии имени» («Учение и ритуал Высшей магии»).

Отчётливо это осознав после нескольких попыток кому-то о чём-то «заявить», я воспользовался доступным теперь, практически каждому, «информационным полем» – Интернетом и выложил в Сеть имеющиеся у меня материалы, будучи убеждён, что тех немногих, чей час настал, «бездоказательный» Бог приведёт к этой информации – через сайт, или другим путём, – и даст толику чутья.

Прежде всего, это «КЛАДЕЗЬ БЕЗДНЫ» А. Киселя, – первоисточник, вдохновивший и подвигнувший меня на творческие поиски. Затем – результаты этих поисков, которые я, как мог, изложил в трёх книгах. Первая из них – «ПОСВЯЩЁННЫЕ ЮПИТЕРУ» – повествует о магических квадратах 4×4; вторая – «ВОЛШЕБНЫЙ КОНЁК-СКАКУНОК» – посвящена анализу одного из решений классической шахматной задачи о ходе коня. Это две самостоятельные, законченные работы, в которых можно найти немало нового по соответствующим темам. Но, вместе с тем, идейно они неразрывно связаны между собой и, что более важно, представляют собой предварительный, подготовительный материал к «СОКРОВИЩАМ АВАДДОНА». Первоначально эта «трилогия» вообще была одной книгой, но из-за возросшего со временем объёма, сделавшейся «неудобоваримой» для читателя, поэтому было решено разделить её на части.

Пусть вас не удивляет столь резкий смысловой контраст между «высокими» философскими проблемами «богоискательства» и анонсируемым содержанием книг, типичным для развлекательного жанра.
«Другие радовались бы вещам, доставшимся им без труда и опасности. Не обращали бы они внимания и на то, где Бог поместил тайны этих вещей» (М. П. Холл, «Энциклопедическое изложение ... символической философии»).

Да не смущает вас и «незнатность» автора.
«Мы живём в век уже приобретённых положений; каждый оценивается сообразно тому, что представляет он собой в обществе и коммерции» (Э. Леви, «Учение и ритуал Высшей магии»). Вследствие этих положений «больше не спрашивают: 'Что он сказал?', но 'Кто это сказал?'  Если это Ротшильд, или его святейшество Пий IX.., – это нечто...» (там же).

Ну, а если некий имярек, «то это ничего не стоит».

Между тем, «Бог не взирает на лица» и «Дух дышет, где хочет», и тайны открывает кому пожелает. Остальные могут узнать от тех, кому Дух открыл. Но люди, утопая в многословных рассуждениях о знаниях, на самом деле жаждут только сенсаций, вокруг которых на короткое время создают ажиотаж, а знаний они не хотят… потому, что подсознательно боятся правды.
«Что знало о себе большинство из нас? Ничего, кроме даты рождения и предположительной даты конца, двумя метрами земли вычеркивающих нас из жизни, а вскоре – и из памяти. Почему же, в таком случае, все так боятся узнать о себе чуть-чуть больше?» (А. Кисель, «Кладезь бездны»).

Потому боятся, что правда нежелательна: она неудобна, мучительна, жестока, а для кого-то и опасна.


Всем моим попутчикам – бывшим и настоящим, несостоявшимся и ещё возможным – посвящаю свой труд.
Приятного вам, безопасного чтения, и – удачи в Пути!   С. Пирогов. 2015 г.