II – Парадокс


 

Неужели же они не ходили
по земле, чтобы у них оказались
сердца, которыми они разумеют,
или уши которыми они слушают?
Ведь не слепы их взоры, а слепы
сердца, которые в груди
(Коран. Сура 22, ст. 45)

Парадокс – неожиданное, непривычное, расходящееся с традицией утверждение, рассуждение или вывод. В логике – противоречие, полученное в результате внешне логически правильного рассуждения, приводящее к взаимопротиворечащим заключениям.

(Советский Энциклопедический Словарь, стр. 977)

Что имеем мы? Противоречивые заключения или утверждение, расходящееся с традицией?

Я прекрасно понимаю то, что и Церкви и науке удобнее и уютнее жить в старой тихой гавани, без великих потрясений, но... доктор философских наук А. Сухотин предупреждает нас о том, что

обнаруженный парадокс – признак надвигающейся катастрофы

(А. Сухотин, Парадоксы науки, стр. 18)

и чем глубже парадокс, тем более угрожающие масштабы грозит принять катастрофа...

Настолько ли нова гипотеза о существовании Программы?

Она – стара как мир.

А. Эзенштейн сказал:[1]

..мне крайне неприятна мысль, что существуют статистические законы, вынуждающие Бога разыгрывать каждый отдельный случай...

Если эта теория не нова, то в чём заключается парадокс?

А вот в чём: Программа существует, – мы о ней знали, но на какое-то время о ней забыли.

Вопрос: как это произошло и для чего?

Осознав приближающийся кризис, следует сразу же задать себе ещё несколько вопросов:

  • Изменят ли нашу жизнь законы, всплывающие из недр забвения?
  • Почему эти законы стали «всплывать»?
  • Адекватно ли мы реагируем на мощность их «всплытия»?

Никакие перехваченные радиосигналы, никакие останки НЛО, никакие десанты «инопланетян», ничего из того, что мы ищем для доказательств своих теорий – не ответит ни на один из поставленных вопросов по той простой причине, что десант «инопланетян» их только обострит; не разрешит проблему, а углубит... Тайна нашего бытия станет ещё более тайной...

Разве это не очевидно?

Так уж устроен наш сомневающийся разум. Мы же не удивляемся существованию на Земле всякой живности, – почему нас тогда должны поразить некие «пришельцы»?

Удивимся, месячишко поговорим о них, и в конце концов скажем: «Ну, обнаружилась ещё одна живность, ну и что?»

В Коране сказано:

А если бы Мы низвели на них ангелов, и заговорили бы с ними мёртвые, и собрали бы Мы перед ними всех лицом к лицу, они бы всё-таки не уверовали, если не пожелает Аллах, но большинство их этого не знают

(Коран. Сура 6, ст. 111)

Да, таков замысел. Должны существовать противоборствующие силы.

Или я не прав?

Представьте себе встречу с «пришельцем», этакого 3-метрового роста, режущего вам правду-матку о жизни, о прошлом, о вашем будущем...

Самозащита – это самая нормальная реакция слабеньких мозгов: большинство ничему не поверит...

Подвесьте кролика за уши и попробуйте ему доказать, что вы – вегетарианец...

Поэтому, ответы на все вопросы следует искать здесь, на Земле.

Разве может, например, идентичность земной и лунной пыли поразить так, чтобы, скажем, отнялся дар речи?

«Ну идентична – скажем мы – ну и что?»

Ничего. Конечно, ничего.

Другое дело – алфавит.

Буквы – это слова, совокупность слов – мысль, а вот мысль, несущаяся в нашем мозге в математическом порядке, согласно каким-то формулам...

Я не понимаю тех, кто шарахается от цифр, как чёрт от ладана. Что знало о себе большинство из нас?

Ничего, кроме даты рождения и предположительной даты конца, двумя метрами земли, вычеркивающими нас из жизни, а вскоре – и из памяти.

Почему же, в таком случае, все так боятся узнать о себе чуть-чуть больше?

Ученые говорят: «Этого не может быть... данные надо проверять...» Ну так проверяйте. Кто вам мешает?

Ведь появилась возможность быть уверенным в том, что два метра земли – это ещё не все...

Раз кто-то тут что-то кодировал; раз мы, оказывается щебечем какими-то формулами в непонятных целях непонятно кого, – значит более глубокий смысл в рождении, жизни и смерти – есть... И есть путь, ведущий к ускоренному постижению этого «более глубокого смысла»; путь очень простой: закон – «все новое должно быть встречено в штыки» – следует забыть.

А. Сухотин в своей книге «Парадоксы науки» описывает любопытный случай, произошедший с Д. И. Менделеевым:

Против него выступали многие. Среди не принявших оказались... крупные учёные. Не было недостатка и в откровенных издевательствах. Великого химика спрашивали, например, не встретил бы он такой же закономерности в свойствах элементов, если бы располагал их... по алфавиту...

(А. Сухотин «Парадоксы науки», стр. 86)

Любопытно было бы взглянуть на того остряка, после ознакомления c таблицей, где налицо согласование знаков письма с порядковыми номерами и названиями элементов...

Жизнь идёт, и то, что раньше высмеивалось, входит в неё, категорично предъявляя свои права на существование.

Открыл ли я нечто новое?

Метод, которым я пользуюсь, описал в 18 веке И. Кант, назвав его физико-теологическим, то есть это путь

идя по которому, можно, отправляясь от рассмотрения природы, подняться до познания Бога... ...Основной признак физико-теологического метода состоит, во-первых, в том, чтобы совершенство и правильность были надлежащим образом поняты в их случайности, затем так же в том, чтобы с таким искусством осуществленный порядок мира был этим методом раскрыт во всех отношениях.

(И. Кант «Сочинения» изд. 1940 г., стр. 87)

Видите? Ничего нового не изобретено. Всё давно известно, исключая некоторые детали, а именно – связи.

Поэтому правильно будет направить свои усилия скорее на то, чтобы восполнить этот метод, чем на то, чтобы оспаривать, скорее на то, чтобы исправить ошибки, чем на то, чтобы из-за этого оценивать его слишком низко.

(И. Кант «Сочинения» изд. 1940 г. стр. 93)

И далее, И. Кант поясняет, почему же этот метод столь замечателен:

...метод этот является превосходным, во-первых, потому, что самое убеждение... наглядно и потому весьма жизненно и увлекательно, и однако вместе с тем легко понятно даже и для самого обыкновенного рассудка... он даёт весьма наглядное понятие о высшей мудрости, предусмотрительности, и также о мощи того достойного преклонения перед ним существа, – каковое понятие наполняет собой душу и обладает величайшей силой вызывать изумление, смирение и благоговение...

(И. Кант «Сочинения» изд. 1940 г. стр. 87)

Вернёмся к неразрешённому, пока, парадоксу.

Совершенно ясно следующее. Насколько глубоким, неожиданным и странным является парадокс, настолько глубоких, странных и т. п. идей для его преодоления он требует. Иначе говоря, новая теория, призванная спасти науку от парадокса, сама должна быть парадоксальной.

(А.Сухотин «Парадоксы науки» стр. 14)

Другими словами, наука, в лице доктора философских наук А. Сухотина, утверждает, что парадокс ей не по зубам. Наука, призванная бороться с парадоксом, сама должна быть парадоксальной...

Имеем ли мы таковую? Не имеем. Но создавать её – придётся.

Почему?

Потому, что

парадокс вызывает брожение в умах, которое не уляжется, пока наука не расправится с ним –

(А.Сухотин «Парадоксы науки» стр. 18)

– предупреждает доктор Сухотин и добавить к этому – нечего. Или наука возьмется за этот «орешек» или некая часть населения подвинется рассудком.

И никакой альтернативы.

Один из оккультных законов гласит:

Очень конденсированные и сгруппированные по типам совокупности идей в астральном плане отражаются в (...) астроидеях, то есть идеях уже обретающих форму. Эти астроидеи улавливаются метафизиками... Часто одна и та же астроидея улавливается разными учёными в близких друг другу подпланах, и тогда мы видим одновременное возникновение двух или более систем, очень схожих...

(«Энциклопедия оккультизма» т.1, стр. 29)

Это я к тому, что всё то, о чём я написал – лишь первые ласточки... И прежде, чем сотня или тысяча, вдруг прозревших граждан, не обрушила на нас шквал непонятной информации, следует начать самим находить её и изучать.

Меньше серого вещества вспенится в наших мозгах. Потому, что когда много и быстро – может не все вместиться. Примеров – хоть отбавляй...

Посему, хочу привести длинную цитату из книги «Великие Посвящённые», написанную Э. Шюре:[2]

С тех пор как церковь, неспособная защитить свои основные догматы от возражений науки, заперлась в них словно в жилище без окон, противопоставляя разуму веру, как неоспоримую абсолютную заповедь; с тех пор как наука, опьянённая своими открытиями в мире физическом, превратившая мир души и ума в абстракцию, сделалась агностической в своих методах и материалистической в своих принципах и в своих целях; с тех пор как философия, сбитая с толку и бессильно застрявшая между религией и наукой, готова отречься от своих прав в пользу скептицизма – глубокий разлад появился в душе. (...) Религия без доказательств и наука без надежды стоят друг напротив друга, недоверчиво и враждебно, бессильные победить одна другую. Отсюда глубокая раздвоенность и скрытая вражда не только между государством и церковью, но и внутри самой науки, в лоне всех церквей, а также и в глубине совести всех мыслящих людей. Ибо каковы бы мы ни были к какой бы философской, эстетической или социальной школе мы ни принадлежали, мы несём в своей душе эти два враждебные мира, с виду непримиримые, хотя оба они возникли из одинаково присущих человеку, никогда не умирающих потребностей: потребности его разума и потребности его сердца. (...) Наука занимается только одним физическим миром; нравственная философия потеряла всякую власть над умами, религия ещё владеет до некоторой степени сознанием масс... но она уже потеряла всю свою силу... Всё ещё великая милосердием, она уже более не светит верой. Умственные вожди нашего времени все – либо неверующие, либо скептики. И хотя бы они были безукоризненно честны и искренни, всё же они сомневаются в своём собственном деле. (...) Но Истина являлась совсем иною для мудрецов и теософов Востока и Греции. Они также знали, что её нельзя установить без общего понятия о физическом мире, но в то же время они сознавали, что истина пребывает прежде всего в нас самих, в началах нашего разума и во внутренней жизни нашей души. Для них душа была единая божественная реальность и ключ, отмыкающий вселенную. (...) Для них то, что мы называем историческим и мировым прогрессом, было не что иное, как эволюция во времени и пространстве этой центральной Причины и этого последнего Конца. (...) Невольно возникает мысль: или истина навсегда недоступна человеку, или же ею владели в широкой степени великие Мудрецы и первые Посвящённые земли. Если последнее верно, истина должна находиться в основе всех великих религий и в священных книгах народов. Нужно только уметь разыскать и выделить её. И в самом деле, если на историю религии посмотреть глазами, раскрывшимися под влиянием единой истины, которая даётся только внутренним посвящением, приходишь одновременно и в изумление, и в восторг. То, что развёртывается перед духовным взором, совсем не похоже на учения, которые даёт церковь... Но точно так же не похоже оно и на то, чему учит материалистическая наука. (...) Приложение метода, называемого "эзотеризмом" к истории религий, приведёт нас к результату величайшего значения, которое можно выразить так: древность, непрерываемость и основное единство эзотерической доктрины. Необходимо признать в этом факт чрезвычайной важности. Ибо он устанавливает, что мудрецы и пророки самых разных времён пришли к одинаковым заключениям относительно основ, относительно первых и последних истин, и притом – одним и тем же путём внутреннего посвящения...

(Э. Шюре «Великие Посвящённые» стр. 2-8)

И другого пути нет.

Против чего, собственно, восстали некоторые деятели науки и повально – церковные?

Настораживать должно не то, что идёт навстречу предупреждая, а то, что приближается молча, и если уж чего-то следует бояться, так это – неведения.

Каждый шаг Неведомого в нашу сторону, оставшийся незамеченным, делает нас тупее и беззащитнее.

Дан будет судить народ свой, как одно из колен Израиля; Дан будет змеем на дороге, аспидом на пути, уязвляющим ногу коня, так что всадник его упадёт назад

(Быт. 49:16-17)

– Так сказано в Библии об одном из 12 сыновей Иакова, по общепринятому мнению, олицетворяющему созвездие Скорпион...

Скорпион – 11-й по счёту знак зодиака от Козерога (календарного начала года) и 8-й от Овна (астрономического начала года)...

2 и 8
В астрономии:[3]
Второй знак Зодиака   Телец, символ физического рождения; символ
доминирующего состояния сознания – материализма...
Восьмой знак Зодиака   Скорпион, символ трансформации энергий материального мира на более тонкие уровни;
символ энергии обновления и смерти...

Итак, в нумерологии число 2 – символ воплощённого Бога в «Сыне», в астрологии – символ физического рождения; в нумерологии число 8 – символ спирального движения циклов, символ обновления, в астрологии – символ трансформации энергий материального мира...

Задам два вопроса:

  • Каким образом и Библия, и нумерология, и астрология, «не сговариваясь» друг с другом, присвоили числам тождественные понятия?

И в связи со всем ранее сказанным о России и, в частности, русском языке:

  • Чем же всё-таки вызвано столь пристальное внимание всего мира к России?

Тем, что Россия стала «бочкой с порохом»?

Да. Но кто сможет ответить на вопрос: почему она ею стала?

Политики? Общественные науки?

Нет, они не смогут – слишком близоруки.

Впереди разговор об особой, мистической роли России; о том, что скрывалось до срока; о том, что «бочкой с порохом» она стала с момента своего крещения...

Обращу ваше внимание на то, как формула 28 = 4 × 7 обнаруживается в трёх, потрясших мир, вехах нашей истории, запечатлённых следующими датами: 1917 год; 1945 год; 1991 год.

  • Если из года победы в Великой Отечественной войне вычесть год победы Великой Октябрьской социалистической революции, то: 1945 - 1917 = 28
  • Если из последнего года существования СССР, ознаменовавшегося Путчем, вычесть 1917 год, то результат будет следующий: 1991 - 1917 = 74

Кто подогнал числа: я или история?

На этом я хочу поставить точку.

Напомню лишь нечто из Евангелия от Матфея:

Иисус же сказал им: видите ли вы всё это? Истинно говорю вам: не останется здесь камня на камне; всё будет разрушено...

(Мф. 24:21)

А где и что будет разрушено, уточняется 28 стихом:

ибо где будет труп, там соберутся орлы...

(Мф. 24:28)

Орлы – это герб России. А живя в мире символов, забывать об этом не стоит...



1

Очевидно, опечатка. Конечно же, Эйнштейн, Альберт Эйнштейн.
Вот извлечение на эту же тему из другого источника

(Олег Мороз, «Прекрасна ли истина?» изд. «Знание». Москва, 1989 г.):

  
 

«В наших научных взглядах мы выросли антиподами, – пишет он (Эйнштейн) Максу Борну. – Ты веришь в бога, играющего в кости, а я – в полную закономерность объективно существующего, и эту закономерность я пытаюсь уловить дико спекулятивным образом. Я надеюсь, что кто-нибудь найдёт более... осязаемый фундамент для подобного воззрения, нежели это удалось сделать мне». Время идёт. Но никто ещё не сумел найти для физики фундамент, который заменил бы квантовую механику, никто не сумел опровергнуть истину, что в загадочном и труднопостижимом мире микрочастиц царствует её величество вероятность. – [web/ред.]


2

Фрагмент, как и в оригинале «Кб», сокращён, но здесь приводится в несколько более расширенном виде. – [web/ред.]


3

В астрологии?.. – [web/ред.]