На главную страницу

А. Волков • Математика как единый источник мировых религий


ГЛАВА 4. НЕРАСШИФРОВАННЫЙ НОСТРАДАМУС

Сними покрывало с «безумных» центурий,
Увидишь, что прав был великий пророк,
И ужас веков перед огненной бурей
Ещё не конец – это только пролог.

О, Господи, сколько же нужно страданий
И циклов, отмеченных гроздьями гнева,
Чтобы собрались тьмы наших сознаний
В Твоё шестигранное, вечное Небо.

(Артём Асташов)

    ц.1 к.2: ...Треножник из бронзы украсила вязь.
    ц.1 к.6: ...и вырастут крылья у яростных ног
    Пусть двое возводят Туринские стены:
    Свобода для Галлии выше тревог.
    ц.1 к.10: ...где мучатся семеро царских детей.
    ц.1 к.13: Пусть в шахтах секреты врагов сохранятся,
    И заговор старец сумеет разбить.
    ц.1 к.19: Всё небо в огне из-за змиев бездушных…
    В болотной глуши стал разыскивать кров.
    ц.2 к.11: Пусть знатные знают, что старший в их роде
    Достигнет величья и к славе придёт.
    ц.1 к.28: С Испании двинулись стаи фусте
    ц.1 к.37: Волною вечерней тот порт не шатает
    ц.1 к.41: …письма и яд в узелке.
    ц.1 к.58: Вам странен уродец с двумя головами?
    И будет четыре руки у него.
    ц.1 к.76: Рок дарит трём судьбам наследье своё.
    ц.1 к.92: Ведь треть миллиона осудят созвездья.
    ц.1 к.95: Одним близнецом монастырь был построен.
    ц.1 к.96: И злой фанатизм наш храм не сразит.
    ц.2 к.5: Гонец был подхвачен железною рыбой.
    ц.3 к.26: Пусть рок воскрешает гонимых провидцев,
    Что трубят в украшенный жемчугом рог.
    ц.2 к.27: На эти сокровища не наглядеться,
    Но принц Либианы к богатству привык.
    Французу не ясно арабское сердце,
    Но будет понятен арабский ЯЗЫК.
    ц.2 к.16: В тиранах узрят повелителей молний.
    ц.2 к.17: Здесь все виноградники в горе и ранах.
    ц.2 к.29: Восток сорван с мест ради власти над светом.
    Снега, горы, воды – в лавине людской
    Летают по воздуху, точно кометы,
    Снаряды, разбившие прежний покой.
    Трепещет и искрится бледное пламя
    И в судьбы столетий бросает лучи.
    Чтоб звёзды летели навстречу стрельцу.
    Всё небо звенело от воя драконов
    Ведь треть миллиона осудят созвездья
    Огонь небывалый на море прольётся,
    И падает с неба жестокий огонь.
    Доносится с неба глас вещий и трубный
    Из траура вспыхнет свет новой звезды.
    И бурей срываются звёзды с небес.
    Комета с возмездья срывает покровы,
    И помощь комета земле принесёт
    Созвездья прольют окровавленный след
    Раз жизни согреты счастливой звездой.
    Расплавленным золотом светится небо,
    И Бог в частых звёздах для знаний воскрес.
    Земля слышит звук милосердной струны.
    Спроси у покрытого звёздами неба.
    Надежды его на Восток несогбенный.
    Страна над раздвоенной звёздной судьбой.
    Как долго нам ждать благодатных лучей.
    Мы звёзды откроем оптическим глазом
    И слушайте первые зовы трубы.
    Давно астролог сводит звёзды на землю,
    И судьбам истории нужен фонарь (!)
    Кто видел как светится лампа Трояна?
    Чтоб стать для людей непогасшей звездой.
    С ним связан восход человечной эпохи,
    Приходит нам давший великий закон.
    Смертельный огонь падал с гневного неба
    И свет, точно чудо, слепит подлецов.
    Созвездия будут в тоске и смятенье,
    Но к свету всех пастырей юный ведёт. (Юный это младший из учеников Господа Иоанн Богослов).
    Летящий огонь появляется в небе.
    Сошедший с горящих небес теперь повелитель земли.
    И в небе грохочет суровый огонь.
    Чего же нам ждать от новейшей звезды?
    Созвездия в факелы гроз превратятся.
    Мой факел в иных оживёт временах.
    Науку о звёздах не сжечь на кострах.
    Истинный свет не умрёт никогда.
    Цени ж Тайнописцев минувших времён!
    Блеск молний одобрят лихие созвездья.
    Чем зажечь фонари? (!)
    Сигнал светит с мачт – берегись беззаконий.
    Но милость небес люди в новом найдут.
    Плывёт победитель в расветную эру
    И звёзды на мачты судов созовёт.
    Мир ждёт повелителя света и знаний.
    Пред страшным Судом невзлюбившие свет.
    ц.1 к.16: Чума и война, человечество вздыбив,
    Столетья ведут к моровому концу,
    И выплеснет пруд пресноводную рыбу
    Чтоб звёзды летели навстречу стрельцу.
    ц.1 к.27: Страшитесь паденья Кайенского дуба,
    Зарыто сокровище где-то вблизи,
    Но глаз смельчака, что его раздобудет,
    С разбега копьё боевое сразит.
    ц.1 к.30: …Но ветку от пальмы всем выловить трудно.
    ц.3 к.23: Зайдёт ли Француз в Лигурийское море?
    Увидит ли пальмы его островов?
    ц.3 к.51: Париж замышляет великое злодейство.
    ц.5 к.95: Так! Шелест ветвей вызывал эти тени,
    Могучей державы, забывшей покой.
    ц.8 к.6: …И Мальта от скорби поникнет главой.
    ц.1 к.77: Сам гордый Нептун этот парус заметил.
      2.17: Поле храма девы – весталки недалеко от Этены и Пиренеев.
      8.86: Проходит речку Ютен, на мосту прячет.
      9.38: Пройдёт дальше великий Эматьен.
      9.64: Аматийон пройдёт горы Пиренеи.
      9.93: Когда Геркулес побьёт Эматиона.
    10.58: Монарх будет воевать с юным Эматьеном, Галлия колеблется, в опасности лодка.
    ц.4 к.27: Античному храму сродни пирамиды.
    ц.8 к.63: Из женской измены кровь хлынет потоком,
    Замучена мать, раз не муж был отцом,
    Убит и сынок, ставший жертвою рока.
    ц.9 к.1: Все письма – призыв к коренным переменам,
    Буре, переводчик их взял со стола,
    И здесь демагог с краснобаем тому набьют цену,
    Кто множество благ всем своим обещал.
    В доме переводчика Бура
    Будут писания обнаружены на столе,
    Слепец, красный, белый, седой будет придерживаться курса,
    Кто изменит новый Коннетабль.
    ц.5 к.53: …Так слово погибших пророков цените,
    Чтоб вырвалось солнце из древних гробов.
    ц.5 к.83: …Три ночи терпел…
    …И в Библии видит спасенье от бед.
    ц.1 к.11: С Сицилией вместе в единой орбите,
    Неаполь крепит королевство Леон.
    ц.5 к.99: …Вождь Англии Римом командовать будет
    Под знаком участливых звёзд и планет.
    ц.1 к.23: Кабан с леопардом в неистовых схватках
    На Марсовом поле встречают восход,
    Орлиные крылья близ солнца так ярки,
    Орла леопард, как спасителя ждёт.
    ц.5 к.79: С ним связан восход человечной эпохи,
    Приходит нам давший великий закон.
    ц.5 к.80: Пускай Огмион видит Константинополь…
    ц.5 к.85: В скелет превратится женевское поле,
    Страдая от раков, орды саранчи, комаров,
    Развяжет войну чья-то дикая воля,
    И горек был дым от солдатских костров.
    ц.1 к.35: Глаз в шлеме златом, как в тюрьме или клетке,
    Он выбит, падучею ставши звездой,
    В турнире лев старый был менее крепким,
    Чем хитрый, отчаянный лев молодой.
    ц.1 к.37: Волною вечерней тот порт не шатает,
    Затоплено солнце под гладью морской.
    ц.4 к.46: Скорее и лучше готовьтесь к защите,
    Чтоб Тарс не был скопищем древних руин.
    ц.4 к.87: Что ж, сын короля стал отличным лингвистом.
    ц.2 к.35: Две речки о бедствии том не забудут,
    Два дома во тьме полыхают огнём,
    Два знака и солнце печальными будут,
    Сгоревших же станут опознавать днём.
    ц.2 к.36: Тиран перехватывал письма пророка.
    ц.2 к.40: Горят корабли горевыми кострами.
    ц.2 к.52: Там жить под ударом двух землетрясений.
    Два моря затопят Коринф и Эфес.
    ц.2 к.53: …безмолвствует небо,
    Но честь знатной дамы хулы не сотрут.
    ц.2 к.54: Весь город у моря – в тоске и испуге,
    И вождь опасался внезапных атак,
    Что знатных и бедных пришельцев погубят,
    Что девушек схватит неведомый враг.
    ц.2 к.80: Большой человек оказался пленённым.
    Покой лечит раны и тел и души,
    Но он не из тех, кто навек побеждённый,
    Спастись от врагов он серьёзно решит.
    Проснётся Восток в восемнадцатом веке.
    Там даже снега оживут под луной.
    Весь Север великого ждёт человека:
    Он правит наукой, трудом и войной.
    ц.1 к.20: Во Франции ставят чужие палатки,
    И грохот орудий раздался уже.
    ц.2 к.83: Юра и Суабия в сильных туманах.
    Посеявший битвы увечья пожнёт.
    Руинное время из мглы не воспрянет,
    И рана солдата, поверь, заживёт.
    ц.3 к.2: Философ! Ищи золотой самородок
    В мистических соках души и небес!
    Дух – воздух материи всякого рода,
    И Бог в частых звёздах для знаний воскрес.
    ц.3 к.4: Оракул далёк от сомнений и страха,
    Погоня за златом не знает границ.
    Флот Франции можно поздравить с победой!
    Побиты тунисцы и Селл, и Фоценс.
    Кто золото в бочке в ядро переделал?
    Тулонский хитрец изобрёл тот процесс.
    ц.3 к.96: …Февраль! День тринадцатый знал этот грех.
    ц.4 к.2: Став беженкой, знатная дама мрачнеет.
    Испания борется с горькой судьбой.
    ц.4 к.5: В церквах славят мир под Божественным словом.
    ц.5 к.61: Великий навряд ли считал его сыном:
    Ребёнок ведь был от другого рождён.
    От Фера до Джениса дрогнут вершины,
    И Либрой неласковый знак утверждён.
    ц.10 к.39: Два острова – в длительной траурной скорби:
    Принц умер, ещё не оставив детей.
    Как быть же? Закон правый путь не находит,
    Девчонка-вдова не в чести у властей.
    ц.5 к.53: Я знаю, что явится новый Спаситель
    Нет силы, способной разрушить любовь,
    Так слово погибших пророков цените,
    Чтоб вырвалось солнце из древних гробов.
    ц.5 к.66: Златой и серебряный сон прерывать ещё рано,
    Клад врыт был в давно заколдованный круг.
    ц.6 к.7: Не ценятся больше науки и знанья,
    Их топчет духовно убогий король,
    В изгнанье, без средств знатоки мирозданья,
    Учёным доверили жалкую роль.
    ц.6 к.24: Пускай погребённые выйдут из гроба,
    У форта выл в цепи закованный мост.
    ц.9 к.62: Октябрь в день третий – под знаком великих событий,
    Возвышены будут Ругон, Мандрагора, Оппи-Пертинанс.
    Теперь Черногорец весь мир сотрясает открытьем,
    И многое грозным предстанет для нас.
    ц.2 к.97: Две речки красивейший город омыли,
    Но римлянин Понтиф не вступит на мост.
    Кровь брызнет на землю, покрытую пылью,
    Чтоб куст ярких роз из несчастия рос.
    Запомнят шестнадцать веков и семь лет литургию,
    День битых и пенье вторых петухов.
    В грядущем предвижу расцвет астрономов.
    Науку о звёздах не сжечь на кострах,
    Шестнадцать веков и семь лет вспомнит умный потомок.
    Открытья не гаснут во всех временах.
    Пред смертью мы слушаем голос оттуда.
    Пусть тело покинуто солнцем души.
    День смерти духовным становится чудом,
    И днём возрождения стать порешит.
    ц.2 к.99: Пророчества стали звучать как приказ.
    ц.7 к.20: Чрез Альпы и море в апреле и в мае
    Посланцы Тосканьи держали свой путь,
    Клевещет на Францию тот, кто не знает,
    В чём сила её и глубинная суть.
    ц.10 к.75: Мир ждёт повелителя света и знаний.
    Казалось, что он никогда не придёт.
    Дорогу Гермеса мостят ожиданьем,
    И гений Востока в любви оживёт.
    ц.7 к.41: Покинут был дом с нехорошею славой,
    Где громко скелеты стучали костьми,
    Им крест над могилою надобен, право,
    Чтоб дом стал отрадой для честных с детьми.