Глава VI. Telesmi — лошадь Бога


Действительно, что знает человек?
Ничего, и однако ему не позволено
чего-нибудь не знать.
Он ничего не знает и призван всё узнать.

(Элифас Леви)

Ибо только тот может считать себя
настоящим сапожником, кто научился
судить выше своего сапога.

(Het Monster)

  1. В природе существует сила, совершенно иначе могущественная, чем пар; ...человек, который сможет завладеть и управлять ею, будет в состоянии разрушить и изменить лицо мира.

Так писал в 1855 г. в своей книге «Учение трансцендентальной магии» сын сапожника, и один из самых видных учителей оккультизма XIX века Альфонс-Луи Констан, более известный современному читателю, как Элифас Леви.

Ушли в прошлое паровозы и пароходы... и мир узнал силу природы, много могущественнее, чем пар – силу атомного ядра.

Человек завладел этой силой и научился управлять ею так хорошо, что он в состоянии теперь не только разрушить, но уничтожить (если только это не одно и то же) и мир и себя самого.

Достойная цель научно-технического прогресса!

Человек похож на ребёнка, играющего со спичками в то время, как за его «игрой» присматривает Бог.

Может быть, как только человек будет готов устроить пожар, Бог отберёт у него «спички»?

Хорошо бы... А если не отберёт?.

К тому времени, когда человек достиг знаний, позволивших ему изготовить спички, очевидно, он должен достичь и разумения о том, как с ними обращаться. Если этого не произошло, такое знание преждевременно, и потому опасно, но виноваты в этом не спички.

Что случится, если Бог не станет сдерживать познавательные амбиции человека подобно тому, как осаждают лошадь, возомнившую себя автомобилем?

Тогда слепая эмансипация разума без знания (Э. Леви) приведёт к нарушению мирового равновесия.

Но равновесие будет восстановлено, а человеку просто придётся повторить урок, с мезозойской эры, например.

  1. Это равновесие, рассматриваемое в своей первой причине, — воля Бога; в человеке это свобода, в материи — математическое равновесие
    (...)
    Свобода родит бессмертие человека, и воля Бога приводит в действие законы вечного разума. Равновесие в идеях — мудрость, в силах — могущество. Равновесие строго; соблюдайте закон — оно существует; нарушьте закон, хотя бы слегка, — нет больше равновесия.

    (Э. Леви, «Учение и ритуал высшей магии»)

Да, атомная энергия превосходит «силу» пара, но не её имел ввиду Э. Леви. Если бы он знал об атомной энергии, он так и сказал бы: «намного могущественнее», но он говорит: «совершенно иначе...» Управление силой, о которой пишет учёный каббалист – привилегия не милитаристов военно-промышленного комплекса, и даже не мирных физиков-ядерщиков. Это сила Магии.

  1. Магия, которую древние называли «sanctum regnum», святым царством или царством Бога, создана исключительно для царей и первосвященников.
    — Священники ли вы, цари ли вы?
    Священство магии — не вульгарное священство, и царству её нечего оспаривать у князей мира сего. Цари науки — жрецы истины и царство их скрыто от толпы, как и их жертвы, и их молитвы. Цари науки — это люди, познавшие истину, и истина сделала их свободными, согласно точному обещанию самого могущественного из посвятителей.

    (Э. Леви, «Учение и ритуал высшей магии»)

Представление о магии и отношение к ней в разных слоях общества не одинаково, поскольку и само общество неоднородно. Существует скрытая от толпы, высшая Магия посвящённых, и есть процветающая магия «ширпотреба» – источник доходов предприимчивых доморощенных магистров, целителей, экстрасенсов, колдунов и пр., и приманка для охочих до чудес наивных простаков, – их добровольных жертв.

Откройте любую газетёнку местного значения, и в разделе рекламы вы увидите массу объявлений, которым уже тесно на одной странице, о снятиях порчи, заговорах, приворотах, отворотах и прочей мерзости, дискредитирующей Магию и навлекающей на неё гнев священнослужителей Церкви.

Деятельность этих многоликих чумпировских оставалась бы безобидным шарлатанством, если бы только она была безрезультатна. К сожалению, это далеко не всегда так.

Но уже не сожаление, а недоумение вызывает тот факт, что деятельность эта процветает не сама по себе, а по закону рынка – спрос рождает предложение.

Следовательно, не в экстрасенсах зло...

Сильна Россия чудесами,
И не устанет их плести –
Там овцы выбирают сами
Себе волков себя пасти...

(?..)

Покажите мне человека, готового платить деньги за проезд в такси, которым управляет водитель с завязанными глазами.

Таких нет.

Нет ни безумно отчаянных пассажиров, ни бездумно самонадеянных водителей; другими словами, дураков нет.

Когда же таковые находятся, они неминуемо подпадают под действие другого, уже не рыночного закона, сформулированного в народной поговорке: дурака научают несчастья.

Жизнь многократно подтверждает неумолимость, с которой проявляется этот закон, и не уменьшающееся количество несчастных случаев свидетельствует только о его непреложности. Если бы это было не так, чужой горький опыт служил бы уроком для других, но видимо, дурака действительно, может «научить» только личное несчастье.

Поэтому, не перевелись ещё, и впредь не переведутся на земле русской богатыри-любители различного «экстрима», будь то «гонки» на автомобиле (нередко в пьяном угаре); или страсть к зимней рыбалке, от которой и в период интенсивной оттепели не отвадить даже палкой; или другие «игры со спичками», к числу которых надо отнести и рискованные эксперименты с неизвестной силой Природы.

Я не сторонник безоговорочного запрета магии. Человек призван всё узнать, но прежде всего, желающий практиковать магию, должен узнать о том, чем он берётся управлять (или «учить» этому других) с «завязанными» глазами.

Человек, без должной подготовки прибегающий к магической практике (собственной, или стороннего посредника) в поисках избавления от какой-то напасти, действует в согласии с «логикой городского жителя». Городской житель, приехавший на отдых в деревню, в паническом страхе спасается бегством от коровы, которая только тем опасна, что громко мычит. И тот же городской житель, «у себя дома», бесстрашно бросается под колёса автомобиля, способного мгновенно покалечить или убить.

В нашей работе представление о Магии необходимо для того, чтобы правильно интерпретировать значение графических изображений, сопутствующих им чисел, и других символьных образов. Дать читателю какие-то знания по этой теме, с помощью нескольких строк текста – задача невыполнимая. Нужно прочесть не одну книгу и, может быть, не по одному разу, чтобы в конце концов самому разобраться в этом непростом вопросе – что же такое Магия, – а не идти на поводу у тех или иных шаблонных представлений.

Для очень поверхностного ознакомления с основами Магии, воспользуемся небольшим объёмом извлечений из книг разных авторов.

Один из них — Папюс,* который на практике, может быть и грешил шарлатанством (М. Волошин), но ему принадлежит одно из лучших изложений «теории» Магии, характерные черты которого — образность и простота.

* Доктор Жерар Анкосс, писавший под псевдонимом «Папюс».

  1. Папюс родился в Испании 13 июля 1865 г. В 1887 г. он вошел в Теософическую Ассоциацию, которую покинул спустя год, чтобы создать свою собственную организацию, основанную на мартинистских принципах. В том же году он принял участие в создании «Каббалистического Ордена Розы и Креста» вместе с Пеладаном и Станиславом де Гуайтой. С ними же и с Вилье де Лиль-Аданом они основали также в 1889 г. журнал «Посвящение» В 1891 г. «Верховный Совет» ордена мартинистов был сформирован в Париже; Папюс стал его великим магистром. В это же самое время он помогал Дуанелю в создании Гностической Католической Церкви... В 1895 г. Папюс стал членом ордена Золотой Зари, его парижской ложи «Ахатоор»... В 1899 г. его друг Филипп из Лиона отправился в Россию, где при дворе императора основал ложу мартинистов, в следующем году Папюс присоединился к нему и быстро стал другом и доверенным лицом царя и царицы. Он предпринял много путешествий по России, последнее – в 1906 г., и, таким образом, имел случай познакомиться с Распутиным. Позже Папюс стал великим магистром Восточного Ордена Храма и Ложи Мемфиса и Мизраима во Франции. Умер он 25 октября 1916 г.

    (Г. Линкольн, «Священная загадка»)

Следующий отрывок далеко не полно раскрывает предмет преподавания доктора Папюса, но красноречиво свидетельствует о его педагогическом мастерстве.

  1. Читатели считают меня за автора, любящего сравнения и даже подчас злоупотребляющего ими; будь эта привычка недостатком или достоинством, но она так глубоко вкоренилась, что я не оставлю её... Поэтому мне кажется прекрасным началом для объяснения магии такой на первый взгляд странный вопрос: "Видели ли Вы экипаж, едущий по улице?"
    (...)
    Экипаж, лошадь, кучер — вот вся философия, вот вся магия...
    Заметьте себе, что если бы мыслящее существо кучер захотел, сидя в экипаже, привести его в движение без посредства лошади, то это бы ему не удалось. Не смейтесь и не называйте меня чудаком, потому что очень многие считают магию искусством двигать кареты без лошадей или, выражаясь научным языком, воздействовать волей на материю без всякого посредствующего агента.
    Итак, запомним, во-первых, что кучер, находясь в экипаже, не может привести его в движение без лошади. Но заметили ли Вы, что лошадь сильнее кучера, и, несмотря на это, кучер властвует над этой грубой силой при помощи вожжей и руководит ею. Если Вы это заметили, Вы уже наполовину маг, и мы можем смело продолжать наше учение, изложив наш пример "научным языком".
    Кучер соответствует разуму, а главным образом — воле, направляющей движение, почему его можно назвать началом управляющим.
    Экипаж соответствует инертной материи...
    Лошадь представляет силу. Повинуясь кучеру и действуя на экипаж, лошадь двигает всю систему; это движущее начало, представляющее в то же время и начало промежуточное между кучером и экипажем...
    Итак, практически кучер соответствует человеческой воле, лошадь — жизни, во всех её проявлениях... Таким образом, жизнь является посредством, связью, без которой воля не может влиять на материю, как кучер — на незапряжённый экипаж.
    Если Ваш мозг не будет иметь достаточно крови для отправления своих функций, то воля при всём желании не в состоянии будет привести в движение тело, у Вас оцепенение, и постепенно Вы даже лишитесь сознания, следовательно, анемия есть недостаток динамизма в крови, а динамизм — сила, вносимая кровью во все органы, в том числе и в мозг; называйте её кислородом, теплотой, оксигеноглобином, Вы опишите этим лишь её внешние свойства — её оболочку; назовите её жизненной силой — и Вы определите её настоящий характер.
    Теперь Вы видите, как полезно смотреть на проезжающие по улице экипажи. Лошадь превратилась в изображение крови, или лучше, жизненной силы, действующей в нашем организме, и тогда, конечно, Вы найдёте, что экипаж является изображением нашего тела, а кучер — воли.
    (...)
    Одной из важнейших заслуг оккультизма является установленное им положение, что дух не может непосредственно действовать на материю: он влияет только на посредствующее начало...
    Следовательно, маг должен прилагать свою волю не к материи... а к тому, что в оккультизме называют планом образования материального мира или астральным планом
    (...)
    В Индии существует класс людей, развивших в себе при помощи долголетних упражнений способность владеть гиперфизическими силами, люди эти называются факирами.
    Один из обычных их опытов состоит в следующем: на расстоянии двух аршин от факира, сидящего на полу, ставят горшок с землёй, куда сажают зерно какого-нибудь растения. Он устремляет на него свой взгляд, мало-помалу бледнеет и застывает в своей позе... погруженный, по-видимому, в каталептическое состояние...
    По прошествии некоторого времени из зерна вырастает побег и быстро увеличивается в размере.
    Если продолжить опыт, то растение в три, четыре часа покрывается цветами и, наконец, на нём появляются зрелые плоды, годные в пищу.
    Что в данном случае произошло?
    Воля факира направила нервную силу своего организма, чем привела в действие скрытую в зерне жизненную силу, заставив растение пройти в несколько минут состояние, которого оно достигло бы лишь через несколько месяцев обычного роста. Эта сила известна всем, это — жизнь.
    (...)
    Разъясним опыт факира на примере экипажа.
    Факира можно сравнить с запряжкой, кучер которой представляет волю, жизненная сила — лошадь, а тело — экипаж.
    Зерно — это другая запряжка, с очень тяжёлым и неуклюжим экипажем, везомым заморенной клячей (жизнь растения), кучер которого, неопытный мальчишка, в данный момент спит.
    Наш первый экипаж перегоняет второй.
    Из жалости, чтобы помочь кляче, факир припрягает свою лошадь к тяжёлому экипажу, берёт обеих лошадей под уздцы и быстро втаскивает экипаж на гору.
    В короткое время подъём (развитие растения), для взятия которого при обыкновенных условиях нужно было бы много времени (год), оказывается пройденным.
    Исполнив это, кучер (факир) припрягает свою лошадь (жизнь) в свой экипаж (тело), который в течение этого времени стоял без лошади (в каталепсии) на дороге.
    (...)
    Из этого примера ясно, что сила, на которую действует воля, есть жизнь, и посредством этой жизненной силы, которой располагает воля человека, он может действовать на другое существо видимого или невидимого мира.
    Таким образом, магия есть сознательное действие воли на жизненную силу, хотя определение это недостаточно точно
    (...)
    Развитие всех земных существ происходит под астральным влиянием, через посредство астрального флюида, аналогично нервному...
    (...)
    Следовательно, в конце концов, все земные существа находятся постоянно под влиянием специальной силы, которую мы назовём Природой и Судьбой.
    Эта сила действует на организм через посредство... астрального света, который является, таким образом, универсальным посредником (лошадью) мироздания.
    (...)
    Желая определить место человека в Природе, мы должны выделить голову — носителя бессмертного духа — над нею, как начало управляющее... Тело же, напротив, должны изобразить совершенно погруженным в Природу, как подчинённое всем её законам и влияниям...
    На основании всего сказанного мы видим, что воля будет в состоянии через посредство нервного флюида управлять по своему желанию организмами, она в то же самое время будет действовать и на астральное тело, а через него — на астральный свет и на силы Природы.
    В этом весь секрет Магии во всём её проявлении, начиная с Алхимии и кончая Теургией.
    Человек же, не владеющий собой... целиком принадлежит Природе и является рабом собственного тела, поэтому такой человек совершенно не в состоянии повелевать собственным организмом, а следовательно, никаким другим.
    Все мистические формулы, заклинания, талисманы и церемонии в руках такого человека не произведут никакого действия или обрушатся на него самого рядом несчастий, потому что нельзя поручать ребёнку управлять локомотивом.
    Индусский факир, сознательно погружающий в каталептическое состояние свой организм, может изменить форму животных или в несколько минут выращивать растения, потому что действует на самую сущность форм, управляя собственным астральным телом; таков единственный путь совершения магических операций.

    (Папюс, «Чёрная и белая магия»)

Хотя Папюс прибегает к весьма удачным сравнениям, его рассказ, всё-таки, несколько холодноват. С такой же бесстрастностью можно читать лекцию, скажем, о роли и значении в нашем быту сантехнического оборудования.

Элифас Леви, напротив, весьма эмоционален. Говоря о главном фигуранте Магии, он не скупится на эпитеты, не скрывает своего благоговения перед великим посредником между высшей волей и Природой, и даже его обожествления: Для меня Бог — Азот мудрецов, действующий и конечный принцип великого дела.

  1. В природе существует сила, совершенно иначе могущественная, чем пар; благодаря этой силе, человек, который сможет завладеть и управлять ею, будет в состоянии разрушить и изменить лицо мира. Сила эта была известна древним; она состоит из мирового агента, высший закон которого — равновесие, и управление которым непосредственно зависит от великой тайны трансцендентальной магии. Управляя этим агентом, можно изменить даже порядок времён года, ночью производить дневные явления, в одно мгновение сообщаться между концами земли, видеть, подобно Аполлонию то, что происходит на другом конце света, исцелять или поражать на расстоянии, придавать своему слову успех и повсеместное распространение. Этот агент, едва открывающийся ощупью учениками Месмера, есть именно то, что средневековые адепты называли первой материей великого дела. Гностики сделали из него огненное тело Святого Духа; его же обожали в тайных обрядах Шабаша или Храма, под иероглифическим видом Бафомета или Андрогина, козла Мендеса. Все это будет впоследствии доказано.
    (...)
    В душе мира, мировом агенте, существует ток любви и ток гнева.
    Окружающий и всепроникающий флюид; луч, отделившийся от солнечной славы и сгущенный тяжестью атмосферы и центральным притяжением; тело Святого Духа — всё это мы называем мировым агентом, а древние изображали его под видом змеи, кусающей свой хвост; этот электромагнитный эфир, этот жизненный и светоносный теплород изображается на древних памятниках поясом Изиды, который завязывается узлом любви вокруг обоих полюсов, и змеей, кусающей свои хвост, эмблемой благоразумия и Сатурна.
    (...)
    Великий магический агент проявляет себя четырьмя родами явлений, и ощупью исследовался непосвященными науками под названием тепла, света, электричества и магнетизма. Его называли также тетраграммой, "Инри", азотом, эфиром, одом, магнетическим флюидом, душой земли, змеёй, люцифером...
    Великий магический агент — четвёртая эманация жизни-принципа, солнце — её третья форма (см. посвящённых Александрийской школы и учение Гермеса Трисмегиста). Глаз мира (как называли его древние) мираж отражения Бога, и душа земли — постоянный взгляд солнца, который зачинает и сохраняет посредством пропитывания земля. Луна способствует этому пропитыванию земли, отталкивая к ней ночью солнечный образ, так что Гермес был прав, говоря о великом агенте: "солнце — отец его, луна его мать"; затем он добавляет: "ветер носил его во чреве своём", потому что атмосфера — приёмник и как бы горнило солнечных лучей, посредством которых и образуется этот живой образ солнца, проникающий, оживляющий и оплодотворяющий всю землю и своими истечениями и постоянными токами, аналогичными токам самого солнца, производящий всё, рождающееся на её поверхности.
    Этот солнечный агент поддерживается двумя противоположными силами: силой притяжения и силой отталкивания, а это заставляет Гермеса сказать, что он постоянно восходит и снова опускается.
    Сила притяжения всегда фиксируется в центре тел, и сила отталкивания – в их окружности или на их поверхности.
    Этой двойной силой всё создано и существует. Его движение — последовательные и бесконечные или, скорее, одновременные и постоянные сворачивания и разворачивания спиралями противоположных и никогда не встречающихся движений.
    Таково же движение солнца, которое одновременно притягивает и отталкивает все светила своей системы. Знать движение этого земного солнца настолько, чтобы быть в состоянии пользоваться его токами и управлять ими — значит выполнить великое дело, т. е., стать господином мира.
    Вооружившись подобной силой, вы можете заставить обожать себя, толпа будет считать вас Богом.
    (...)
    Вся магическая наука заключается в знании этого секрета. Знать и сметь им воспользоваться значит приобрести человеческое всемогущество; но открыть его профану значит потерять его; открыть его даже своему ученику значит отказаться от него в пользу этого ученика, который с этого момента имеет право располагать жизнью и смертью своего посвятителя (я говорю с магической точки зрения) и, вероятно, убьёт его, чтобы не умереть самому. (Это не имеет ничего общего с поступками, квалифицируемыми как убийство уголовным уложением, так как практическая философия, служащая основой и точкой отправления для наших законов, не допускает существования явлений порчи и тайных влияний).
    (...)
    Любовь — один из великих инструментов магической силы; (...) Астральный свет — универсальный соблазнитель, изображаемый змеем "Бытия". Этот тонкий агент, вечно деятельный, всегда плодоносный, вечно цветущий соблазнительными мечтами и нежными образами; эта сила, сама по себе слепая и подчиненная всем волям, как для добра, так и для зла; этот "circulus", вечно оживающий необузданной жизнью, приносящей помешательство безрассудным; этот телесный дух, это огненное тело, этот неосязаемый и вездесущий эфир; этот необъятный соблазн природы... Как его вполне определить, как квалифицировать его действие? До некоторой степени, сам по себе индифферентный, он применяется как к добру, так и ко злу; он несет свет и распространяет мрак; его одинаково можно назвать и Люцифером и Люцифугом; это — змей, но это также — орёл; это огонь, но он также хорошо может применяться для адских мук, как и для приношения фимиама. Чтобы овладеть им, нужно, подобно предопределенной жене, поставить ногу ему на голову.
    (...)
    Астральный свет, изображаемый в древних символах змеёю, кусающей свой хвост, попеременно представляет собой злость и благоразумие, время и вечность, искусителя и Искупителя. Этот свет, проводник жизни, может быть помощником, как добра, так и зла, и может быть принят, как за огненный образ Сатаны, так и за тело Святого Духа, Это — универсальное оружие ангелов, и с одинаковым успехом питает как пламя ада, так и молнию Святого Михаила. Астральный свет можно сравнить с лошадью, аналогичной по своей природе тому, что приписывают хамелеону, который всегда отражает воинские доспехи своего всадника.
    (...)
    Великий магический агент, названный мною астральным светом, другими называвшийся душой земли, а древними химиками Азотом и Магнезией — эта оккультная сила, ключ ко всякой власти, секрет всех сил; это — крылатый дракон Медеи, змея райской тайны, универсальное зеркало видений, узел симпатий, источник любви, пророчества и славы. Суметь завладеть этим агентом — значит стать хранителем силы самого Бога; именно в этом и состоит вся реальная, действительная магия, вся истинная тайная сила; и цель всех книг истинного знания — доказать это.
    (...)
    – Существует ли дьявол?
    – Что такое дьявол?
    На первый вопрос наука не отвечает, философия наобум отрицает, и только религия отвечает утвердительно. На второй — религия говорит, что дьявол — падший ангел; оккультная философия принимает и объясняет это определение.
    Я не буду повторять раньше сказанного, но добавлю здесь новое откровение: "В чёрной магии дьявол — великий магический агент, употребляемый для дурных целей злой волей". Я говорил уже, что астральный свет вместилище форм. Вызванные разумом эти образы являются гармоничными; вызванные же безумием, они приходят расстроенными и уродливыми; такова колыбель кошмаров святого Антония и призраков Шабаша.
    Древний змей легенды — универсальный агент, вечный огонь земной жизни, душа земли, живой очаг ада.
    (...)
    Евд де Мирвилль, книга которого о вращающихся столах недавно наделала столько шума, может быть и доволен и недоволен даваемым мною здесь решением проблем чёрной магии. Действительно, подобно ему, я подтверждаю её реальность и чудесные результаты; также как и он, причиной их я считаю древнего змея, князя мира сего; мы не сходимся только в определении природы этого слепого агента, который одновременно, смотря по тому, кто им управляет, является инструментом всякого добра и зла, слугой пророков и вдохновителем колдуний. Словом, для меня дьявол — сила, временно служащая заблуждению, так же как смертный грех, по моему мнению — упорство воли в абсурдном. Следовательно, де Мирвилль тысячу раз прав, но в то же время один раз и сильно не прав.
    (...)
    Орудие колдовства — сам великий магический агент, который, повинуясь злой воле, становится тогда действительно и положительно демоном.

    (Э.Леви, «Учение и ритуал высшей магии»)

Стиль повествования следующего автора выдаёт в нём учёного академического ранга, и если бы только тема его работы была признана официальной наукой, быть бы ему не только инженером путей сообщения, но и доктором философских наук, а может быть, и академиком.

Впрочем, и «железнодорожное» образование В. Шмакова вызывает уважение, ибо в то время (начало XX  в.) оно приравнивалось к университетскому, и это было объективно...

  1. Закон Аналогии — это первородный закон мира, это высочайшая истина, до которой может воспарять человеческий дух, это высочайший синтез, конечная грань разума. Когда Вселенский Дух захотел утвердить Себя, то Его первая Творческая Воля вылилась в Закон Аналогии; он стал основанием и путеводной нитью всего созидания мира, он сделался ведущим ритмом вселенской жизни.
  2. Аналогия есть единственный возможный посредник между видимым и невидимым, между конечным и бесконечным.

    (Элифас Леви)

    Закон Аналогии есть закон чистого духа, а потому в силу самой природы своей он вездесущ и всеобъемлющ. Когда человек впервые приступает к изучению эзотерической науки, то первое, что открывается ему для усвоения — есть Закон Аналогии; достигнув конечных вершин знания, посвятив всю жизнь свою страдной стезе искания Вечного и на склоне дней своих стремясь выразить всё почерпнутое им в едином синтезе, адепт Высшей Науки не находит других слов, не находит более высокого выражения Истины, чем тот же Закон Аналогии. Его глубина столь же безмерна, как безмерны возможности чистого духа, и пытливое око всякого истинного искателя правды может черпать воистину бесконечно из этого кладезя бездонного.
  1. Аналогия есть последнее слово науки и первое веры.

    (Элифас Леви)

    (...) Великий Божественный Посланец, Основоположник первых времён мира, Законодатель и Учитель Белой Расы, Гермес Трисмегист, положил этот великий Закон в основание своего синтеза Царственного Знания, известного людям под именем Изумрудной Скрижали Гермеса. Огненными знаками горят её вещие словеса и на пути веков освещают людям путь к постижению Неизречённого Света Божественной Мудрости.
  1. VERUM SINE MENDATIO, CERTUM ET VERISSIMUM: QUOD EST INFERIUS EST SICUT QUOD EST SUPERIUS, ET QUOD EST SUPERIUS EST SICUT QUOD EST INFERIUS, AD PERPETRANDA MIRACULA REI UNIUS. ET SICUT OMNES RES FUERUNT AB UNO, MEDIATIONE UNIUS, SIC ONMES RES NATAE FUERUNT AB HAC UNA RE ADAPTIONE. PATER EJUS EST SOL, MATER EJUS LUNA, PORTAVIT ILLUD VENTUS IN VENTRE SUO; NUTRIX EJUS TERRA EST. PATER OMNIS TELESMI TOTIUS MUNDI EST HIE. VIS EJUS INTEGRA EST, SI VERSA FUERIT IN TERRAIN. SEPARABIS TERRAIN AB IGNE, SUBTILE ASPISSO, SUAVITER, CUM MAGNO INGENIO. ASCENDITA TERRA IN COELUM, ITERUMQUE DESCENDIT IN TERRAIN, ET RECIPIT VIM SUPERIORUM ET INFERIORUM. SIC HABEBIS GLORIAM TOTIUS MUNDI. IDEO FUGIET A TE OMNIS OBSCURITAS. HIE EST TOTIUS FORTITUDINES FORTITUDO FORTIS: QUA VINCET OMNEM REM SUBTILEM, OMNEMQUAE SOLIDAM PENETRABIT. SIC MUNDUS EREATUS EST. HINC ADAPTIONES MIRABLES, QUARUM MODUS EST HIE. ITAQUE VOCATUS SUM HERMES TRISMEGISTUS, HABENS TRES PARTES FILOSOPHIAE TOTIUS MUNDI. COMPLETUM EST QUOD DIXI DE OPERATIONAE SOLIS.
  2. В вольном переводе (интуитивном) русский текст будет гласить:
  3. ПРАВИЛЬНО, ВЕРНО БЕЗ ЛЖИ И ИСТИННО ТО БЕЗ СОМНЕНИЯ: ЧТО ТО, ЧТО ВНИЗУ И ВО ВНЕ, ПОДОБНО ТОМУ, ЧТО В ВЫСИ И В ГЛУБИ, И ТО, ЧТО В ГЛУБИНЕ И ВВЕРХУ, ПОДОБНО ТОМУ, ЧТО ВНИЗУ И СНАРУЖИ, - ДЛЯ ИСПОЛНЕНИЯ ЧУДА ЕДИНСТВА. И ПОДОБНО ТОМУ, КАК ЕДИНОЕ ПРОИЗРОДИЛО ИЗ СЕБЯ ВСЕ, ПРИМЕНЯЯСЬ, ТАК ВСЕ ВЕЩИ В МИРУ ИЗ ОДНОЙ ИНЕРТНОЙ ВОЗНИКЛИ СРЕДЫ, ПОСРЕДСТВОМ ЕЕ ПРИМЕНЕНИЯ ОТЕЦ ЕГО - СОЛНЦЕ, ЛУНА - ЕГО МАТЬ, ВЫНОСИЛ ВЕТЕР ЕГО В ЧРЕВЕ СВОЕМ, ЗЕМЛЯ ЖЕ ВСКОРМИЛА ЕГО И ПЛОТЬ ЕМУ ДАЛА. ОТЕЦ ВСЕМУ, ЧТО ВИДИШЬ ЗДЕСЬ, ВЕЛИКИЙ ДЕЯТЕЛЬ, ПОСРЕДНИК СИЛЫ ЕСТЬ, И МОЩЬ ЕГО ПОЛНА И ВЕЛИКА, КОГДА СИЛА ЕГО, ПРОНИКАЯ, НАПОЛНЯЕТ ЗЕМЛЮ. СУМЕЙ ОТДЕЛИТЬ ВНУТРЕННЕЕ ОТ ВНЕШНЕГО, ТОНКОЕ ОТ ГРУБОГО, С ОСМОТРИТЕЛЬНОСТЬЮ СПОКОЙСТВИЯ, ОСТОРОЖНОСТЬЮ РАЗУМЕНИЯ, С ДЕРЗНОВЕНИЕМ ЗНАНИЯ. ЭТА ВЕЛИКАЯ СИЛА ВОСХОДИТ С ЗЕМЛИ К НЕБЕСАМ, ОТКУДА ВНОВЬ ВОЗВРАЩАЕТСЯ В ЗЕМЛЮ, ОБЪЯВ В СЕБЕ МОЩЬ ВЫСИ И НИЗИН. ТАК ВОСПРИЯЕШЬ ТЫ СЛАВУ ПОБЕДЫ НАД ВСЕЙ ВСЕЛЕННОЙ, А ПОТОМУ МРАК И ТЬМА ОСТАВЯТ ТЕБЯ. НА ЭТОМ ЗИЖДЕТСЯ НЕПОКОЛЕБИМОСТЬ СИЛЫ МОЩИ, ОНА ВОСТОРЖЕСТВУЕТ НАД ВСЕМ ВЫСШИМ, ВЛАСТВУЮЩИМ, ТОНКИМ, ДОТОЛЕ НЕПОБЕДИМЫМ И В ТОЖЕ ВРЕМЯ ПРОНИКНЕТ ВСЕ ТВЕРДОЕ И НЕЗЫБЛЕМОЕ. ТАК СОТВОРЕН МИР. ОТСЮДА ПОЧЕРПНУТЫ МОГУТ БЫТЬ ЧУДЕСНЫЕ ТАЙНЫ И СИЛЫ ВЕЛИКИЕ, СПОСОБ ЧЕГО ТАКЖЕ ЗДЕСЬ ЗАКЛЮЧЕН. ВОТ ПОЧЕМУ ИМЕНУЮСЬ Я ГЕРМЕСОМ ТРИСМЕГИСТОМ, ОБЛАДАЮЩИМ ТРЕМЯ ЧАСТЯМИ ВСЕЛЕНСКОЙ ФИЛОСОФИИ. ИСТИННО ТО, ЗАКОНЧЕННО И СОВЕРШЕННО, ЧТО Я РЕК О ДЕЯНИИ СОЛНЕЧНОМ.
  4. (...)
    Когда возникает некоторый волевой импульс, то тем самым по этому закону в космической среде объектируется аналог, в это мгновение находящийся в неустойчивом равновесии и стремящийся воспоследовать появившемуся напряжению...
    Именно об этом мгновении творчества и говорит Зогар: "Когда Бог возжелал сотворить мир, все вещи на мгновение предстали пред Ним".
    Этот текст даёт случай определить отношения Духа и среды так: "Дух тяготеет к творчеству, среда же стремится предстоять пред Ним".
  5. Кем был бы Божественный Отец без Небесной Матери?.. Сам Бог проявляется при посредстве Своей Вечной Супруги — Natura Naturante, чья роль состоит в доставлении тем принципам, которые Он обнаруживает, пластической субстанции, где она могла бы определиться и жить. Дух остался бы непостижимым без Жизни.., а Жизнь осталась бы неоформленной и хаотичной бессмысленностью за отсутствием Духа...

    (Станислав де Гуайта)

    За этим первым этапом реализации следует второй, заключающийся в том, что элементы — потенции среды в своей собственной природе — начинают объектировать своё совокупное начало — суммарность своих качествований — проекцию синтеза потенций духа, по свой природе лежащего в области духа. Этот этап носит в традиции наименование рождения динамизма, ибо в этом акте в самой среде возникает двигающее начало, некоторая разность потенциалов, заимствующее свою энергию из духовного синтеза. Другое название тому есть рождение центра или точки опоры. В этом именно этапе и состоит вся ценность реализации, ибо последний этап есть уже следствие, и притом автоматическое; так именно надо понимать изречение: "дай мне опору — и я переверну землю." Под этой опорой Архимед разумел эквивалент своей воли в среде, ибо осуществление этой воли, раз этот эквивалент утверждён, есть лишь следствие. Вся совокупность магических наук и есть учение об утверждении опор путём исследования соотношений и аналогии между мирами различной степени синтеза. Отсюда и вытекает совершеннейшее определение магии: "Магия есть наука об изыскании и утверждении точек опор человеческой воли в среде феноменальной природы."
  1. Прежде чем какая-нибудь сила может где-нибудь проявиться, она должна иметь точку соприкосновения, или какое-нибудь соотношение с предметом и местом своего проявления, или, другими словами, — и как это было установлено относительно электрического тока, — место и объект феномена должны быть приготовлены для того, чтобы сила могла проявить себя.

    (Томас Генри Бургон)

  2. Искусство Божественной Магии зиждется на способности определять сущность вещей в Свете природы (Астральном Свете) и в употреблении способностей души и духа для воспроизведения материальных вещей, извлеченных из невидимой вселенной, причём в этих операциях высшее и низшее должны быть объединены и приведены к гармоническому существованию. Дух природы (Астральный Свет) есть единство, создающее и образующее все вещи, и, действуя с помощью человека, он может воспроизвести чудесные дела.

    (Иоанн Тритемский)

    Третий этап творчества выражается законом магической цепи, уже отчасти известным позитивной науке под именем закона Ампера: "Всякий ток порождает вокруг себя вихревое магнитное поле". Переход от второго этапа к третьему совершается автоматически, и мы имеем идеальный пример в области астрономии. Солнце притягивает планеты к своему центру... поле тяготения претворяется в реальность наличием планет. В любое мгновение времени мы видим, что планеты тяготеют к центру солнца с силой, как раз равной той, чтобы совместно с силой инерции поступательного движения описывать замкнутую орбиту. Создание поля тяготения и есть второй этап реализации — образование центрального средоточия; результативное движение есть последний этап. Отсюда вытекает закон рождения вихря: "как только точка опоры утверждена, возникает вихревое движение; этот вихрь и есть феномен среды — аналог нуменального импульсирующего центра". Эти законы обнимают собой всякое творчество и суть те первичные принципы, познание которых... и составляет, предмет Верховной Синтетической Науки — Реализационной Магии.

    (В.Шмаков, «Великие Арканы Таро»)

Папюс в своём объяснении существа Магии ближе к физической природе, поскольку в качестве начала управляющего рассматривает волю человека и её воздействие на астральный план.

В. Шмаков, повествуя об актах творчества (в приведённом отрывке), имеет ввиду, преимущественно, воздействие волевых импульсов Творца на пассивную среду – «Natura Naturante» (по Станиславу де Гуайта).

  1. Эта среда, Телесми, есть Второе Творческое Начало и участвует в каждом конкретном акте творения автоматически с Субстанциональным Началом (т. е., Волей Творца – С.П.), эта автоматичность, отсутствие субстанциональной воли, и определяет вторичность Начала Телесми.
    Когда нумен начинает проявлять себя в некотором аспекте, то он прежде всего объектирует, очерчивает этот аспект в своём собственном существе; он сосредоточивается на нём и тем вызывает к бытию разность потенциалов, соответствующую этому аспекту. Одновременно с сим, по Закону Аналогии в аспекте Телесми в среде также объектируется разность потенциалов, аналогичная и бинерная своему нуменальному прототипу.

    (В.Шмаков, «Великие Арканы Таро»)

Другими словами, в Природе, говорим ли мы о физическом мире, или об астральном плане его образования, благодаря особому свойству пассивной среды, «предстоящей» перед Творческим Началом, «в ответ» на ноуменальный импульс, автоматически возникает феномен, или цепь феноменов; в совокупности они, в конечном счёте, и формируют нашу окружающую действительность. Не только своим рождением, но существованием и свойствами саморегуляции, феноменальный мир обязан этой самой среде «в аспекте Телесми», «лошади мироздания», или «мировому агенту» — посредствующему началу, называемому и многими другими именами: астральным светом, жизненной силой, тетраграммой, "Инри", азотом, эфиром, одом, магнетическим флюидом, душой земли, змеёй, люцифером...  и  т. д.

Этот автоматизм проявления нашего мира есть результат действия Высшей Магии Высших Творческих Сил.

А что же человек?

Не огорчайтесь, мы все великие маги! Разве не воздействуем мы своей волей на собственное тело? А ведь оно – часть Природы!

Кроме того, даже без волевых усилий с нашей стороны, телом руководит и наш мозг, этот великий волшебник, без магических чудес которого мы оставались бы слепыми и глухими. Вспомните строки из книги А. Уотса («Книга о табу на знание о том, кто ты»), цитированные здесь в главе IV:

  1. Живые существа... без них невозможны... феномены света, тепла, веса, твердости и так далее. Без преувеличения можно сказать, что волшебство мозга заключается в его способности творить эти чудеса из вибраций окружающей Вселенной точно так же, как искусство арфиста состоит в умении извлечь мелодии из безмолвных струн музыкального инструмента.

Теперь, когда мы «спустились с небес» и приблизились к среде нашего обитания, то есть, к физическому миру, мы должны вспомнить и о том, что

  1. ...для того, чтобы что-то произошло, "нужно присутствие двоих" (...) Никакой ток не потечёт по проводу до тех пор, пока положительный полюс не будет соединён с отрицательным.

    (А. Уотс, «Книга о табу на знание о том, кто ты»)

Иначе говоря, вспомнить о двойственности нашего мира во всех его аспектах (проявлениях) от малого до великого.

Эту двойственность, лежащую в основании природы любого феномена, в виде двух «пересекающихся факторов» («присутствия двоих», «рычага и точки опоры» и т. п.), можно изобразить графически – крестом. А так как за производство феноменов ответственна слепая (неразумная), но в общем-то, управляемая сила, то теперь, наверное понятно, почему кресты на шахматной доске вычерчивает именно фигурка коня. Папюс, сравнивавший движущую силу в магической практике с «лошадью мироздания», очевидно, неплохо знал первородный закон мира (В. Шмаков), и умел находить удачные аналогии. Настоящая, живая лошадь, так же, как и шахматный конь, является символом, только более высокого порядка. Это символ силы, недаром ведь «лошадиная сила» долгое время была, и ещё остаётся, хотя теперь и внесистемной, единицей мощности.

В целом же, о символике шахмат распространяться, наверное, не стоит.
Кто не подписался бы под словами, принадлежащими одному из авторов книг о шахматах:

    Шахматы... Это одно из самых древних и прекрасных изобретений человечества на протяжении многих столетий волнует сердца миллионов людей.
    В чём же главная притягательная сила этой древней и вечно молодой игры? Ответ напрашивается сам собой — в том, что на шестидесяти четырёх клетках деревянные фигурки в миниатюре воспроизводят жизнь и борьбу человека, силу и слабость его духа, его достижения и упущения, радости и печали...

    (В.Х. Песин, «Волшебный дар Каиссы», Лениздат, 1990 г.)


 

Корона-город, Россия. 2002/2008/2015. С. С. Пирогов.